Серж Маршалл
Гапакс


Оформление обложки vecteezy.com/free-photos



© Серж Маршалл, 2021



ISBN 978-5-0053-3083-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Молодого человека, о котором пойдет речь в этой истории, зовут Артур Честрейд. Он родом из города Бат, графство Сомерсет, в Старой Британии. Там же он вырос и закончил Школу-пансионат First Cosmic School (Первая Космическая Школа) для детей родителей, долгое время работающих в космосе далеко от Земли.



Наш герой в детстве любил читать адаптированные для детей хроники про короля Артура и рыцарей Круглого Стола, воображая себя отважным рыцарем, совершающим многочисленные подвиги во имя прекрасных дам. Поэтому Артуру в детстве казалось, что отец дал ему имя Артур в честь знаменитого короля бриттов Артура, но мать смеялась над этим предположением своего маленького медвежонка. Хотя иногда сама игриво называла своего мужа «мой Ланселот», а он ее «моя Гвиневра». Тут явно была какая-то тайна, но родители не торопились ее раскрывать.



А теперь о его фамилии. Она досталась ему от отца, мистера Лэнса Честрейда. А отцу от деда, деду от прадеда и так далее. Где-то в прошлом род имел основу в виде успешного купца Дагонета Честрейда. Кажется, он торговал сундуками в лондонской лавке – от этого и пошла фамилия рода. Его мать Аполлония, или, по-домашнему, Поля, полька по происхождению, смеялась над тем, что фамилия мужа напоминает ей прозвище торговца честью (cześć), на что отец, настоящий англичанин, начинал ругаться на ее азиатскую невоспитанность и непонимание английских традиций. Сундук – вещь полезная, а польское слово не из этой темы.



Английские традиции… Артур всегда улыбается, вспоминая книгу Игнатиуса Дойла, прочитанную в восьмом классе Космик Скул под партой. Да, читать старые смешные детективы на бумаге он любил всегда. Воображение рисовало ему хитроумные детективные ситуации и древних комичных джентельменов в cylinder (цилиндр) или helmet (шлем полицейского). Он даже старался применить дедуктивный метод умозаключений Холмса в повседневной жизни, идя от общего к частному. Например, изучая испачканные брюки своего тьютора, пытался угадать, что мистер Харди сегодня ел на завтрак, и болеет ли снова его шпиц несварением желудка.



Тьютор Харди плотно курировал Артура, считая его «бедненьким сиротой». Он вменил себе в обязанность воспитывать мальчика как джентельмена, приглашал парня к себе домой, подкармливал «несчастного малыша» и передавал свои взгляды на жизнь и карьеру. Артур слушал его вполуха, из вежливости. Про себя он звал его Коржиком (Cookie Monster). И еле терпел его речи.



Но впоследствии оказалось, что эти лекции не прошли для парня бесследно. К концу обучения он выправился, и из протестующего юного дикообраза стал целеустремленным юношей, впрочем, не утратившим повадок отчаянного парня-сорвиголовы.

Артур стал полусиротой в семь лет. Его отец погиб, находясь в дальней командировке в космосе. Скорее, пропал без вести в одной очень-очень тайной операции. В семье об этом говорили шепотом. Папа работал на государство, в какой-то очень закрытой организации, связанной с поддержанием безопасной жизни на Земле и в космосе. И над его последней миссией висел образ необычайного спасителя человечества от нежданной напасти. Но большего ни мать, ни бабушка рассказать не могли или не смели – и сразу замолкали. Семье выплачивали от государства пенсию после исчезновения Ленса, но ее хватало лишь на повседневные нужды, не более.



Тело Лэнса Честрейда так не нашли, и могила на родине была лишь кенотафом. Артур не любил ежегодно ходить на кладбище, но повиновался матери и бабушке, которые пытались привить ему хорошие манеры. Просто он считал это бесссмысленным делом – прах отца явно находился в другом месте. Так какой смысл стоять со скорбной физиономией около культурного символа, не имеющего практического значения?



Мать, по профессии космобиолог, часто летала в биоинженерные экспедиции на вновь открытые планеты. Поэтому Артура в детстве воспитывала то мать, то бабушка попеременно.



Бабушка Стефания была нестрогая и очень заботливая, любила своего внука больше родителей. Мальчик любил сказки, которые читала ему бабушка на ночь. Истории были старинные и непопулярные в текущем времени, в них говорилось не про ужасных киборгов и свирепых пришельцев, а про румяного колобка и хитрую лису, про мышку-норушку и девочку размером с дюйм.



Еще ему нравилась история про храброго портняжку, который поверил в свое геройство, убив за раз семь мух. И потом портной выходит победителем из любых опасностей в своих путешествиях, поступает на королевскую службу и затем женится на королевне. В сущности, эта сказка была о том, что даже слабый человек, если он только уверен в себе и изобретателен, может победить любого великана.



Мальчик каждый раз все не мог понять, кто такой портняжка и кто такая королевна, и зачем на ней жениться. И бабушка терпеливо все ему объясняла.



Бабушка с внуком вместе смотрели древние мультики про меч в камне и волшебника Мерлина. И маленький Артур мечтал о том, что он в будущем тоже найдет такой волшебный меч и убьет всех врагов Земли, покрошит их на мелкие кусочки, чтобы не смели нарушать жизнь мирных жителей планеты.

Учебный пансионат располагался в зданиях бывшего Батского аббатства в графстве Сомерсет, в древних стенах, слегка обшарпанных но еще крепких. В главном зале собора, переделанного в Зал собраний, могло вместиться все 1200 учеников Школы. От зданий и подвалов комплекса веяло древней стариной, которая контрастно диссонировала с современным оборудованием учебных классов и лабораторий, в которых строгие наставники пытались привить юным лоботрясам любовь к наукам и технике по профилю Школы.



Когда Артур забирался на самую верхотуру башни бывшего собора, преодолев все 212 истертых ступенек каменной лестницы, то на севере мог видеть огромный расплющенный Глостерский Пузырь, в котором обитали негуманоидные гости Земли из далеких миров. А на юге в том месте, где когда-то находилась Башня короля Альфреда, просматривался небольшой частный космодром, который возил на орбиту туристов и государственных служащих.



На востоке вздымался The City of London, громадный 150-этажный небоскреб-карандаш, уходивший за нависшие облака, обычно висевшие над Старой Британией большую часть года. Поговаривали, что под землей находится еще столько же этажей небоскреба и длинные галереи тайных архивов Сити. Где-то там под землей хранились запасы золота и документы на владение обширными владениями в Галактике, но посетители подземных галерей предпочитали держать язык за зубами. И слухи оставались только слухами.



Земли Старой Британии за последний век после начала пользования Перемещателями слегка обезлюдели. Народ перешел на работу в космические программы, там и платили больше, и рутины было меньше. В Англию и Уэльс возвращались на пенсию бедные старики-неудачники, не накопившие на ранчо на курортных планетах. Шотландия превратилась в климатический заповедник-музей, промышленности в остальной части Старой Британии не осталось. Лишь молодежь проходила обучение в закрытых интернатах и школах на Земле, пока их мамы и папы покоряли Галактику во имя торжества демократии и прогресса.



Конечно, более обеспеченные слои населения могли пользоваться Перемещателями для доставки себя на работу с курортов, или работать удаленно, если специфика работы позволяла. У заправил Сити Перемещатели были установлены прямо на работе, в комнатах для отдыха, и им ничего не стоило каждый день перемещаться между собственной виллой и кабинетом по своему желанию.



А когда разрешили прибывать и оставаться на Земле негуманоидным расам, то численность населения вновь стала расти. Кроме Глостерского Пузыря таких сооружений-кампусов было построено несколько штук, и мало кому из землян это нравилось. Но ради дружбы и дипломатии иноземных уродцев приходилось терпеть, и даже улыбаться при встрече приходилось.



Англичане про себя думали, что все-таки в основе проектов размещения гостей с других планет лежала выгода. Кто-то очень неслабо зарабатывал на размещении на Земле негуманоидных существ. Аборигены потихоньку показывали друг другу на небоскреб Сити как инициатора этого нашествия. Но вслух об этом рассуждать не рекомендовалось – это плохо влияло на индекс социального статуса ИСС и на развитие карьеры. Расотерпимость и веротерпимость это базовые вещи в воспитании молодого поколения, не сдашь соцминиум – не сделаешь карьеры, попадешь в Свободные земли, где о тебе никто не позаботится. Где нет ни базового дохода от государства, ни медицинских программ, ни безопасной жизни. Будешь жить как жили твои предки 300 лет назад, сам себе выращивая пищу и строя дома из кирпичей. Бр-р-р, страшное наказание!

Школа-пансионат космического профиля – учреждение достаточно престижное, хотя вполне формальное, казенное, опутанное устаревшими методиками и суровым внутренним порядком, призванным ограничить детскую безалаберность и привить чувство долга. Артур там отчаянно скучал по дому и даже плакал по ночам поначалу. Но потом освоился с порядками в школе, обрел пару друзей, взял спецкурс латыни для прикола, записался в классическую библиотеку для чтения трудов Кассиодора и Лукиана в оригинале, стал играть в английский футбол и рекетс. Ну и привык окончательно. А что делать?



Здания бывшего Бенедектинского монастыря седьмого века были перестроены прелатами Англиканской церкви в сооружения Батского аббатства, а потом и испорчены современными строителями. Но тайных закоулков в нем оставалось предостаточно. Адепты Святого Бенедикта любили копать глубоко, и последующие попытки замуровать глубокие подвалы монастыря не смогли лишить юных пансионеров удовольствия поиграть в сталкеров.



Юноши, вооружившись украденной у садовника лопатой, ходили искать входы в потайные убежища под древними стенами. Сначала надо было проникнуть в подвалы аббатства, где размещался давно закрытый музей Хранилищ Наследия, а потом через пролом в стене, замаскированный старым выцветшим гобеленом, опуститься по веревке в кирпичный колодец, где и начиналась подземная часть лабиринта бенедектинцев. Там в тоннелях еще оставались древние захоронения и горы древнего мусора. В слабом свете самодельных фонариков кости мертвецов, неожиданно выпадающих из боковых ниш, пугали до дрожи.



Артур зарекался поддаваться на приглашения друзей, но все равно снова и снова лез в колодец. Дух тайны влек его проникать все дальше и дальше в глубины тоннелей под древним монастырем. Находки в мусоре были подчас просто удивительными. Да и обокрасть распадающегося мертвеца и снять с его шеи забавную висюльку было прикольно. По возвращении парней обычно сажали в карцер, а потом тьюторы долго читали им мораль про соблюдение правил Школы.



Мать у Артура была дама независимая, гордая и своенравная, но внешне выглядела милой и обаятельной. Аполония Честрейд всегда всего добивалась сама (видимо шляхетские корни подталкивали к свободолюбию и независимости), вся ушла в работу после смерти мужа. Мама часто летала в долгие космические биоэкспедиции на Т-звездолетах, потом восстанавливала силы в медицинских рекреаторах. В общем, занималась больше наукой и своей диссертацией, чем сыном.



Ребенок был живым напоминанием о любимом человеке, но это ее почему то не согревало, а, наоборот – увидев его, она ожесточалась и принималась отчитывать за малейший проступок. Если бы не легкий неунывающий характер, Артур давно бы стал депрессивным мизантропом – но вот не стал, отцовские гены перевесили.



Непослушным и непокорным он вышел в мать. В Школе это приносило ему много неприятностей, он получал наказание за наказанием, пока не подрос и ему надоело быть крайним. И он решил маскировать свой характер показным прилежанием, стал изображать пай-мальчика. И от него потихоньку отстали тьюторы, и даже директор школы стал иногда хвалить его за успехи в спорте.



В Школе парни-космики дразнили его из-за фамилии Комодом. Что всегда бесило Артура – и он сразу лез в драку, невзирая на возраст и комплекцию обидчика. Но в интернате вообще было много жестокости и несправедливости, поэтому окончание Школы он встретил с радостью. Теперь он уже самостоятельный мужчина в свои 16 лет и может зарабатывать себе на жизнь сам.

После окончания First Cosmic School Артур был направлен в неинтересное место – в техотдел обслуги земного Корпуса СОБРа (СОБР – Силы Обороны и Безопасности Республики). Ну не лучшее распределение в 16 лет, однако для непослушных подростков в самый раз, чтобы узнали как жизнь устроена и «гдие ракьи зимьюют», как часто повторял директор школы мистер Браун, отчитывая его за поломку времягенератора и смерть хомячка!



Что требовалось делать? Чистить и чинить сервисную технику Корпуса, не боевую часть, а вспомогательную – снимать и копировать в дата хранилища телеметрию и видеозаписи с разообразных дронов, дроидов, мехов, коптеров и прочих железок, используемых в операциях команд СОБРа. Еще по приказу начальства сгоревшие или поврежденные блоки у разных железок вынимать и заменять на новые. Работа по сути тупая и неинтересная. Обучился он всем тонкостям на ходу и быстро. И начал изнывать от скуки.



Изредка Артура брали техником-наблюдателем на боевые задания на новые планеты – дежурить в кабине воздушного экспедиционного штаба Корпуса и отслеживать повреждения дроидов и коптеров, чтобы можно было сразу дать команду ремонтникам заменить неисправные блоки на новые из складского запаса. Это было поинтереснее, но все равно рутина его мучила и напрягала. Хотя денег платили достаточно и даже более.



Так было и в этой командировке на планету Тутар-2. Аборигены были совсем невоспитанные, дрались как бешеные, плохо поддавались нормализации. Сил в рейд по дальним болотам было собрано мало, снабжение было плохим, Перемещателей не было – даже на выходные переместиться домой Артур не мог. Тоска и грусть!



От скуки Артур занялся смарт-программированием и собрал из готовых блоков систему для создания объемной картинки боя в реальном времени по технической видеотелеметрии дронов. Вид поля боя в реальном времени очень пригодился в бою подразделений. Странно, но до него подобной ерундой никто не занимался, однако начальнику боевого Управления поделка техника понравилась, и, после небольшой доработки, программа вошла в рабочий пакет оснащения собровцев. Артур также предложил транслировать 3D картинку с летающих дронов на экраны шлемов собровцев в реальном времени. И для удобства показывать стрелочками где предположительно скрывается враг. Старые вояки с гневом отвергли его предложение, это было бы совсем непрофессионально – воевать по гиду как в видеоиграх, но новичкам при обучении эта фича помогала, а потом и в реальных операциях польза от идеи показала свою силу.



Артура сняли с починки дроидов и перевели в группу компьютерного обеспечения операций. Конечно, он не был профессиональным программистом, поэтому его сборки программ пришлось переделывать и дорабатывать, но некоторую известность он получил. Его стали иногда слушать, когда он выдавал свою новую завиральную идею – их у него было много. Парень принципиально не признавал авторитетов и начальников, и вообще ненавидел старые тупые видеоучебники еще со Школы. У него был свой взгляд на вещи и свои идеи по всякому поводу, что страшно бесило военных, привыкших к субординации. А тут зеленый «джекит» сует свой нос не в свое дело, вместо того, чтобы молча заниматься своей работой.

В итоге его усадили за 3-х мерный экран наблюдения за планетой Тутар-2, Зона 112, и он пялился в монитор до одурения каждый день, смену за сменой. Он уже выучил все кустики, все мусорки в каждой деревне аборигенов…



Готовилась операция – и все бегали как угорелые, только он сидел за экраном как дурак. И когда пошла высадка десанта – и он понял, что сейчас их отряд СОБРа попадет в ловушку, Артур вскочил и побежал докладывать напрямую полковнику в Штаб.



Но ему даже не дали договорить первую фразу, Отдел планирования операций поднял его на смех, высадка продолжалась и результат был плачевен. Аборигены сумели подвести к месту высадки десанта крупные резервы, спрятать их под свежепостроенными силосными хранилищами – и встретили СОБР мощным огнем. Земным командам пришлось отступать, теряя технику и спасая раненых. Аборигены смогли обмануть техническую разведку, один Артур скакал и кричал как бешеный в приемной командира, но ничего не было предпринято – и вот начальники облажались.



На следующий день полковник вызвал его к себе. Он внимательно разглядывал парня, пока Артур рассказывал свои мысли по поводу вчерашнего события. Артур был штатским юнцом, а не служакой, поэтому он нес пургу грозному военному с тремя звездами без опаски. Все свелось к тому, что Артур не мог объяснить, почему он подумал, что отряд ждет засада – интуиция сработала!



В следующий раз матерый капитан СОБРа, хихикая и специально кривляясь, стал спрашивать Артура перед боем о его интуиции – и тот рассказал ему, что друаги замаскировались там-то и там-то, а нападать на военную колонну будут, как обычно, с боков ночью. Как они обычно нападали на нелетающих гиперкоатлей, рассекая их строй и загоняя гадов к поставленным сетям-ловушкам. Уж это все ему было понятно после месячного сидения за гипервизором.



И вот после операции капитан пожал ему руку и принес упаковку приличного пива. Все было так, как сказал Артур. И так было неоднократно – парень сек обстановку и извлекал из нее сигналы на интуитивном уровне. Искуственный Интеллект Управления разведки так работать не мог – ведь новая необычная планета не позволяла пользоваться старыми алгоритмами оценки театра военных действий, а обучать «мозг» было просто некогда.



В общем, Артур стал приносить ощутимую пользу Корпусу! Его перевели в аналитики и стали читать его отчеты перед высадкой – и это было круто. Парень почувствовал, что он приносит реальную пользу и его не считают бесполезным юнцом. Еще он подружился с Амосовым, самым толстым на свете собровцем, веселым балагуром и настоящим товарищем. Амосов. с виду прикольный мужик типа Портоса из книг Дюма, читанных Артуром в детстве, понравился парню с первого взгляда.

Командировка на планету Тутар-2 успешно закончилась, молодой человек вернулся на Землю.



Ему как раз стукнуло 18, когда его перевели из СОБРа в Галактический Институт Исследований и Операций, в Аналитический Департамент, а через год работы предложили поучиться в Звездном Университете на вечернем факультете. Так вот сработала служба Кадрового Надзора, с ней обычно не спорят, себе дороже. Там тебя знают лучше, чем ты сам себя. Искуственный Интеллект Кадрового Надзора – он умный, даже слишком.



Галактический Институт Исследований и Операций был в подчинении у Галактического Совета и вел кучу разных направлений работы. ГИИО иногда называли в шутку The Institute, так широко он получил определенную известность в кругах государственных служащих. Достаточно сказать, что ты работаешь в «Институте» – все сразу понимали, кто ты и каков, и проникались уважением к тебе и к твоей просьбе. Несомненно, Институт один из самых крутых think tank’ов Земли, причем, с практическими выводами и планированием будущего Галактики.



– То, что идет на благо Земли, пойдет и на благо Галактики, – говорили руководители Института.



Браслетик сотрудника Института с голограммой и личным кодом тоже производил впечатление, если чиновники не верили на слово и требовали подтверждение документом. Даже автоинспекты на трассах только журили институтских лихачей и отпускали без наложения штрафа – маленькая поблажка но приятная.



Но The Institute тем не менее был абсолютно гражданским заведением, в нем люди работали как обычные чиновники, а не служили офицерами. Орган планировал и координировал работу, а не исполнял ее. А вся реальная работа «в поле» на планетах Галактики велась другими особыми органами и группами, почему-то подчинявшимися данной Организации в рамках координации усилий. Замысел был в том, чтобы The Institute был «белым и пушистым», и на нем не висела вина за ошибочные или провальные действия полевых структур. Ну, по крайней мере, для широкой публики и СМИ это прокатывало.



В Звездном Университете Артуру понравилось учиться, ему было интересно узнавать новое. Ему сразу же сказали, что вся туфта, преподаваемая в Космик Скул, должна быть им забыта навсегда. Реальность оказалась строже и циничнее. Но Артур не стал полным циником из-за собственного разгильдяйства и веселого нрава. Учился он хорошо, но неровно. После перевода на работу в Институт у него появились свободные деньги, и он часто кутил с друзьями и ухаживал за веселыми девицами, тратя на них немалую часть зарплаты.

А еще он обожал путешествовать – любил забираться в глухие уголки Галактики, прыгал с помощью Перемещателя на самые отдаленные и опасные планеты, попадал в разнообразные адреналиновые ситуации, но счастливо избегал печального исхода.



Так один раз его дерзко ограбили на Звездных Гималаях, престижном курорте, где казалось, везде дежурили робокопы и от летающих дронов было не продохнуть. Но он проследил за ворами и с помощью местной полиции сумел вернуть украденное.



Или взять случай с Королевой Львов на фиолетовой планете Каприкорн. Там он попал в плен к разумным львам, и только благодаря своим пси-навыкам сумел внушить девушке идею бросить постылую планету и начать путешествовать. Да и самой девушке надоело львиное общество – ведь львиной генетики у нее было самую малость. А молодые девушки во все времена и на всех планетах страстно хотят путешествовать и знакомиться с новыми кавалерами. Надо было только аккуратно подсказать юной Королеве, каким способом все это сделать. И она получила подержанную яхту-космолет для путешествий по Галактике, а он долгожданное освобождение.



Копить деньги на банковском счете он не любил – молодой человек любил радости жизни, а не круглые цифры на депозите. Он больше планировал новые приключения, чем зубрил гранит науки. И так получалось, что парень не успевал учиться по расписанию деканата, зубрил предметы ночью перед экзаменами, отчего имел в итоге тройки и редкие четверки в зачетке.



Но все же полный курс Университета он закончил, диплом Data Scientist’а получил – и теперь ничего не мешало ему радоваться жизни.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


КУПИТЬ КНИГУ